Наилучшие доступные технологии (НДТ). Что необходимо знать
Spread the love

Наилучшие доступные технологии (НДТ) у всех на языке, казалось, все знают о них. Парадокс: говорят многие, но вкладывают разные смыслы и поэтому сказать, что все знают на отлично, пока ещё нельзя. Скорее что-то слышали. То основное, что на самом деле необходимо знать:  

Во-первых, об НДТ надо говорить во множественном числе, так как это сумма технологических, технических и даже управленческих решений, позволяющих обеспечить высокую эффективность использования ресурсов и снизить негативное воздействие на окружающую среду (ОС), а иногда вообще его прекратить, такое тоже бывает.

Во-вторых, существует важное ограничение – технологии должны быть экономически приемлемыми. В дополнение к этому ключевому ограничению можно говорить ещё об одном – в разных субъектах, в разных отраслях промышленности, на разных предприятиях могут быть технические и даже пространственные ограничения (например, нет возможности поставить «установку»).

Эффективное использование ресурсов, снижение/предотвращение негативного воздействия и экономическая целесообразность – главные составляющие НДТ, из которых можно сделать простой вывод – одной наилучшей доступной технологии в какой-то конкретной отрасли не существует.

НДТ – термин многострадальный, так как нет единого перевода. Все переводят по-разному. Ни одно понятие не является универсальным, поэтому мы будем говорить, что концепция НДТ в России сейчас конвенционная, договорная: договорились, что данные технологии в настоящий момент наилучшие. Естественно, технологии будут меняться.

Сама концепция НДТ не является чем-то совершенно диковинным: в СССР и Российской Федерации существовали «безотходные», а в Норвегии, например, «более чистые технологии». Совсем «чистых» или экологически «чистых» технологий не бывает. Сегодня одни технологии более «чистые», а завтра – другие, еще более «чистые» технологии.  Концепция НДТ основана на постоянном улучшении, когда можно и нужно постоянно стремиться к совершенствованию.

Рассматривая НДТ, американцы больше говорят о технологии, а британцы – о методах, вкладывая в это понятие и методы, и различные технологии защиты окружающей среды. В США больше хотели контролировать «на конце трубы», а в Великобритании и Швеции придерживаются мнения об использовании технических решений, встроенных в технологический процесс, когда метод контроля «на конце трубы» уже не столь важен. Весь этот переговорный процесс затрагивает огромное количество специалистов, предприятий, стран и общественных организаций на национальном и международном уровне. Ключевая цель – достижение консенсуса между всеми участниками, что и неудивительно, ведь общественные организации хотят моментального, как в сказке, прекращения воздействия на ОС, а промышленность всегда предпочитает во главу ставить только экономическую целесообразность, часто не особо учитывая интересы общества. Все стороны смотрят на концепцию под своим углом, но в итоге они всё равно приходят к общему решению. В Европейском союзе (ЕС) единое решение ищет организация – Бюро по комплексному предотвращению и контролю загрязнения ОС (Бюро IPPC), с которым тесно сотрудничают страны ЕС. Бюро IPPC стало центром притяжения для масштабных многолетних проектов ОЭСР, в которых Россия играет далеко не последнюю роль. Проекты позволяют найти общие позиции уже не только внутри ЕС, но и с США, Канадой, Китаем, Индией.

Выше мы упоминали о попытках развития в СССР «безотходных» технологий, но так как ученые поняли, что достичь абсолютной безотходности невозможно, уже в 70-е годы прошлого века начала развиваться новая концепция, результатом проработки которой стало возникновение в начале 80-ых первой в Советском Союзе кафедры промышленной экологии. На кафедре велась работа над созданием подходов по объективному описанию тех методов, которые позволяют предприятию быть ресурсоэффективным и ограничивать воздействие на ОС. В те же годы в СССР формировалась система экологического нормирования, которая, имея корнем экологический паспорт, включающий и выбросы, и сбросы загрязняющих веществ (ЗВ) и отходы, раздробилась в системе регулирования на кусочки. Опыт специалистов в основном был применен, когда в России наконец было принято решение, что система экологического нормирования должна быть технологически обоснованной. Сложилось так, что две ветви регулирования –  экологическое нормирование (Минприроды России) и промышленное развитие (Минпромторг России) стали работать, стараясь найти общие позиции. И нельзя сказать, что какая-то ветвь ограничивает другую, но стоит помнить, что приоритетом России является промышленный прогресс в условиях, которые приемлемы для окружающей среды и общества.

А как узнать какие условия приемлемы? Как договориться? В ЕС такой площадкой выступает Директорат по окружающей среде, в России наибольшим потенциалом для поиска консенсуса, учитывающего и технологические, и промышленные, и экологические обстоятельства обладает национальная система стандартизации, например, российские документы по НДТ – документы национальной системы стандартизации.

Почему Россия пошла по этому пути?

Первая простая позиция: в рамках подготовки стандартов накоплен огромный опыт сбора и анализа информации, поступающей от самых разных заинтересованных сторон, который использовался при разработке первой серии информационно-технических справочников по наилучшим доступным технологиям (ИТС НДТ).

Вторая позиция: проведение публичных обсуждений – так же знакомо многим участникам процедуры разработки стандартов, хотя, конечно, публичное обсуждение при разработке ИТС НДТ несколько отличается, ведь всем интересно, как будут определяться НДТ и устанавливаться технологические показатели эмиссий. Что еще важно? Возможность работать ядру специалистов, которые четко знают эту область, учитывая мнения, позиции, комментарии специалистов, которые видят процесс производства с другой точки зрения, из «своего угла».

Российское Бюро НДТ по итогам разработки в 2015-2017 годах ИТС постаралось сравнить российские подходы к определению НДТ с практиками, применяемыми в ЕС, выпустив книгу совместно с Европейским бюро по предотвращению и контролю загрязнений. В этой книге европейские специалисты описали особенности, характерные для подготовки справочников по НДТ стран Евросоюза, а российское Бюро НДТ отразило особенности процедуры в нашей стране. Никаких жестких выводов нет и быть не может.  Более того, обнаружены одни и те же проблемы.

Первая проблема – первое поколение европейских справочников не вызвало ни у кого особого интереса, потому что иногда в качестве основы справочника использовали большой отраслевой обзор, да и сам справочник был просто информативным. Когда же началось правоприменение – стало понятно, что контролирующие органы будут заглядывать в справочники лишь для того, чтобы создать систему условий по выдаче комплексных экологических разрешений предприятиям. Многие из тех, кто не участвовал в процессе разработки, вдруг «обиделись»: в ЕС «обиделись» в начале 2000-х, у нас – в 2019-2020 годах. И причина обиды очень простая – многие просто предпочли закрыть глаза на изменения в законодательстве, понадеявшись на русский «авось». Никто не мешал им принять участие в разработке информационно-технических справочников по НДТ – процесс абсолютно открытый, готовый к компромиссам, но твердо стоящий на основных принципах: экспертный анализ, экспертная оценка всех поступающих материалов; учет всех позиций заинтересованных сторон; определение экономически приемлемых технических и управленческих решений, направленных на ресурсную эффективность и предотвращение или минимизацию воздействия на ОС.

Поэтому:

нет, концепция НДТ не собирается убить российскую промышленность;

нет, в рамках концепции НДТ не создаются реестры западного оборудования, которое будет продаваться на рынке России, вытесняя отечественных производителей;

нет, концепция НДТ не собирается локализовать «грязное» производство из-за рубежа.

Все перечисленное выше неоднократно повторяется и в самих ИТС НДТ, которые нужно хотя бы иногда открывать и читать, чтобы не получилось хрестоматийного Пастернака «не читал, но осуждаю».

Информационно-технические справочники по НДТ читать интересно, эксперты настолько увлеклись написанием этих документов, что решили рассказать обо всем, создав «портрет» промышленности на сегодняшний день – куда она стремится сейчас и куда должна стремиться.

Из этого возникла вторая проблема – слишком много пишут о существующем, текущем состоянии промышленности в России, но ведь сначала надо понять, чем владеешь, прежде чем начинать нормировать.

Часто можно услышать и такую критику: «Из интернета можно скачать все». Маркетинговые обзоры через различные средства коммуникации продаются за деньги. А тут результаты научно-исследовательских работ распространяются абсолютно бесплатно, что, понятно, не может не вызывать ревность. И рекламы там нет, и влезть туда с описанием какого-нибудь «прекрасного» фильтра или какой-нибудь «чудесной» установки нельзя. Это нейтральные документы, такие они за рубежом, такие они в России, и такие документы будут готовиться для стран-членов БРИКС. 

Первое поколение справочников ЕС были очень мягкими. Поэтому решили, что местные природоохранные органы разных стран примут на своем уровне какие-нибудь решения и будут выдать комплексные экологические разрешения. В процессе выдачи комплексных экологических разрешений (КЭР) оказалось, что принимать решения тяжело без конкретных численных показателей НДТ в документе, который имеет юридическую силу. И вот с 2011 в ЕС разрабатываются заключения по НДТ в сжатом виде, содержащие как нормативное, так и количественное описание решений, принимаемых в государствах Евросоюза как НДТ.  В России сразу пошли по принципу обязательных количественных требований. И эти требования не чрезмерны, они не избыточны, они не предъявляются к сотням параметров.  Необходимо управлять тем, что измеряемо, управляемо и понимаемо. Бесконечное число контролируемых параметров ведут в ловушку «проклятия размерности», потому что если мы начнем ловить черную кошку в чёрной комнате, которой там нет, то мы ее никогда не поймаем.  Поэтому эксперты стараются описать каждую технологию ключевыми параметрами, которых по определению не может быть много. Ключевыми параметрами на входе (начале) производственного процесса всегда является энергия, во многих отраслях – сырьевые материалы и учет расхода водных ресурсов, а на выходе – эмиссии в ОС, что в первую очередь привлекает внимание заинтересованных сторон – от общественности до контролирующих органов. Нельзя добиться предотвращения эмиссий при нерациональном использовании ресурсов. Справочник НДТ как раз содержит доказательства того, что, например, определенный способ сжигания топлива имеет преимущества перед остальными и может рассматриваться как НДТ, но ИТС не указывает на то, что сжигать необходимо только на определенной установке. Поэтому в России уже на основании первого поколения справочников имеются разработанные Минприроды России и Правительством России нормативные документы о том, какие численные требования должны предъявляться к определенной отрасли чтобы считать, что предприятие соответствует НДТ. И требования эти отнюдь не драконовские, ведь сейчас главная задача заключается в том, чтобы посмотреть, как все это будет работать, насколько и чему предприятия смогут соответствовать.

И, наконец, третья сложность заключается в том, что в ряде случаев нет объективных данных. Ну не измеряли этот параметр на производстве или вместо измерений делали расчеты по не очень удачным моделям. А иногда, когда устанавливались нереалистичные требования по выбросам/сбросам, предприятия лукавили. Хорошим примером такой практики может стать ситуация в одной из энергоемких отраслей. При сравнении работы предприятия в России и Нидерландах, когда российское предприятие тратит энергии на производство тонны продукции на 40% больше, а оксидов азота выбрасывает на 30 % меньше благодаря «неадекватной» системе отчетности. И предприятия часто вынуждены так действовать, потому что не понимают, какие требования к ним предъявляются.

Вся система НДТ направлена на то, чтобы достичь прозрачности в деятельности промышленности России, когда контролируются не 40 непонятно как установленных параметров, а только 5 ключевых, и лукавить становится сложнее, а отчитываться, наоборот, проще.

Так получилось, что сейчас действуют российские справочники первого поколения, но уже ведется работа по второму поколению информационно-технических справочников НДТ, которые тоже критикуют потому, что, когда все начиналось, многие не участвовали и не верили в результат. Но результат есть. Да, что-то недосчитали, недоделали, недооценили при разработке ИТС первого поколения, поэтому сегодняшняя работа – это корректировка недочетов и уточнение ключевых моментов в ИТС.

Участникам процесса ясно, что как только наберутся примеры правоприменения ИТС второго поколения, возникнет третье, четвертое и последующее поколение справочников, потому что НДТ — это процесс последовательного изменения к лучшему.